На Кременчугском водохранилище, как и на других водохранилищах Днепровского каскада, в течение суток уровень воды существенно меняется. Летом это приводит к берегоразрушению, а зимой – к откалыванию больших и малых льдин, на которых часто находятся рыбаки.

Об  этом забывают опытные и начинающие зимние рыбаки и, уезжая на подледную рыбалку, в частности, на Кременчугское водохранилище, берут с собой телефон не просто вышедший с моды, но старый и ненадежный, с аккумулятором, который не держит заряд. Почему? Чтобы не потерять дорогой смартфон, или в случае проваливания в воду, не испортить его. Это большая ошибка, приводящая к очень опасным, драматическим ситуациям. В одной из таких стрессовых ситуаций оказался и я с группой рыбаков.

Погода была прекрасная, толщина льда на Кременчугском водохранилище в районе Мозолиевки 15-20 сантиметров, поэтому мы смело удалились от берега километров на 5-7. Выбор места оказался удачным, рыба ловилась, и мы в состоянии рыбацкой эйфории не слышали треск откалывающейся льдины. Спохватились, когда удочки в лунках начало сносить в другую сторону. Сомнений не было, мы оказались на дрейфующей льдине. Поскольку все бывалые рыбаки, то без труда определили, в какую сторону нас сносит. Быстро собрались и пошли на место, где льдина по нашим предположениям еще не отошла на большое расстояние, и можно каким-то образом перебраться.

Однако, когда мы добрались до места откола льдины, то ширина промоины уже достигала метров 10-15, и прямо на глазах увеличивалась.

Мы как по команде достали телефоны звонить своим домочадцам, чтобы вызывали нам спасателей. Но у Володи, назовем его так, телефон разрядился, поскольку ревнивая жена каждые полчаса звонила, чтобы удостовериться, что муж на рыбалке, и просила не выключать телефон, пока ее смартфон не определить его местонахождение. У Николая зарядка в телефоне была в порядке, но оператор Киевстар в этом месте был недоступен. То же самое у меня и Игоря.

Оставался Сергей, у которого оператор Vodafone хорошо ловил, но на счету не было денег. Поэтому Сергей послал своим родным, так называемого бомжа – перезвоните мне. Но на его просьбу никто не откликался. А льдину тем временем относило все дальше, и ее начинали окутывать сумерки. Кроме этого мы услышали, что от нашей льдины откололся большой кусок, а значит, мы уже находимся на ненадежной ледяной платформе.

И лишь спустя час-полтора, когда на улице совсем стемнело, получив сообщение, к Сергею позвонил брат, которому он рассказал нашу проблему. Еще через час нам позвонили спасатели на единственно работающий, хоть и безденежный телефон Сергея, и попросили, чтобы мы назвали примерные место пребывания и обозначили себя огнями. Все это время был слышен треск, и мы понимали, что он льдины постепенно откалываются куски, и она уменьшается в размерах.

Спички у нас были, поэтому сначала зажгли свечи, сухой спирт, потом сняли часть одежды, из которой на пешнях сделали несколько факелов, подожгли, и стали ими размахивать. Еще через час на эароглиссерах к нам добрались спасатели. Эту историю, мы рассказывали много раз и многим, и теперь мало кто берет на рыбалку изношенный, незаряженный телефон, не проверяя наличия денег на счету.